Состоялась выставка памяти первого президента "Союз маринистов" Александра Геращенко

908

ПРЕСС-РЕЛИЗ К ВЫСТАВКЕ

ПАМЯТИ ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА «СОЮЗ МАРИНИСТОВ» АЛЕКСАНДРА ГЕРАЩЕНКО

 

     Двадцать седьмого декабря 2019 года ушел в вечное и бессрочное плавание в другом мире Александр Геращенко — человек, хорошо известный людям творческим не только в своей родной Одессе. Его безграничную любовь к морю, всему, что с ним связано, знали и ценили на безбрежных просторах бывшего СССР, современной Украины, да и далеко за ее берегами-границами.

     Архитектор по образованию — романтик по жизни и призванию — Александр Евгеньевич, как настоящий одессит, не мыслил себя без моря. И «болел» им всю сознательную жизнь. А как натура творческая, воплотил пожизненную любовь в практическое увлечение судомоделизмом, в котором добился значительных профессиональных успехов и международного признания. Он стал обладателем золотой медали чемпионата Франции, участвовал в восстановлении экспозиции Одесского Музея морского флота, заразил судомоделизмом многих талантливых людей, активно пропагандировал морскую тематику среди людей творческих и, подобно настоящему капитану корабля, сумел объединить их в одну команду творцов.

     Далеко не случайно именно Александр Геращенко в 1991 году стал одним из главных «виновников» рождения особого творческого сообщества — «Союза маринистов города Одессы», на президентском мостике которого он оставался до самых последних дней своей, к сожалению, непродолжительной земной жизни.

  Модели судов филигранной, ювелирной работы Александра Евгеньевича Геращенко «бросили якоря» в частных коллекциях нашей страны, России, Дании, Франции. Они даже переплыли океан, получив порт постоянной  приписки в Соединенных Штатах Америки.  И живут там, радуя да удивляя людей!

     В родной же гавани продолжает многогранную творческую деятельность его детище — «Союз маринистов». Моделисты и художники разных стилей и жанров, как и Александр Геращенко, бесконечно влюбленные в море и украинское Причерноморье, воспевают всеми доступными творческими средствами прекрасную природную стихию. Они развивают дело начатое вместе с ним, рядом с ним, одновременно с ним. Но уже без него…

      Только незначительную часть своей творческой работы и лишь некоторые члены «Союза маринистов города Одессы» сегодня выносят на экспозицию, посвященную  преждевременному уходу в мир иной Александра Геращенко — своего первого президента.

        Выставка «Союза маринистов города Одессы», посвящённая памяти Александра Геращенко, является ярким свидетельством  продолжения дела его жизни и будет лучшим памятником от коллег — Мастеру.

БРАТ

      Над ухом пронесся тонкий свист пролетающей стрелы. Она наполовину вошла в картонную коробку, которая стояла на деревянном самодельном столике, окруженном замыкающейся по кругу деревянной скамьей. Чтобы на нее сесть, надо было перелезть через скамью. Я с восхищением смотрел, как брат метко стреляет из сделанного им лука. Мы смелые, как настоящие краснокожие! Я даже не пошевельнулся, услышав шум пролетающей стрелы. Ведь настоящие индейцы ничего не боятся. У нас с братом полтора года разницы в возрасте, это не много, но когда тебе семь с половиной, а ему уже девять — то он на полторы головы выше и, конечно, сильнее. Он лихо натягивал тугую тетиву сделанного из ивовой ветки лука. Тетива была из толстой рыбацкой лески. Стрелы из ровных ивовых веток. На задней части стрелы был ножиком вырезан паз под тетиву и примотаны толстой ниткой перья от чаек. Перья часто можно было найти на берегу лимана, где мы с братом часто гуляли. Наконечник был сделан из жести от консервной банки, плотно надвинут на заточенный передний край стрелы и тоже хорошо примотан толстыми нитками. Когда мы стреляли из лука по консервным банкам, то попадая в бок банки, наконечник ее легко пробивал. Мне было тяжело натянуть такой тугой лук, и я стрелял с половинного расстояния.     

     Гуляя по берегу лимана мы воображали, что вышли на охоту и целились в пролетающих чаек. Но только целились и никогда не стреляли, ведь мы не хотели на самом деле навредить пролетающим прекрасным птицам. Мы их очень любили. Мы делали петлю из лески, ставили две палочки из тростника, в изобилии валявшегося на берегу и мастерили силок, закапывая в песок свободный конец лески с грузом. Между палочек укладывали серебристую рыбку, что во множестве водилась в лимане и, спрятавшись, ждали улова. Ждать было недолго, пролетавшие мимо чайки начинали кружить и виться в воздухе, при этом громко крича, они целились на эту рыбешку. Вдруг одна из них, самая смелая, резко падала вниз и, схватив клювом рыбку, резко взмывала вверх. Но петля ее крепко обхватывала, а груз не позволял подняться выше, чем на полметра. Мы быстро выскакивали из засады и бросались к попавшейся птице. Схватив ее, мы аккуратно высвобождали петлю, чтобы не повредить ей крылья, и счастливые бежали показать свою добычу взрослым. Чайки очень красивые и я как-то держа ее в руках, нагнулся к ней поближе и хотел поцеловать её в красный клюв. Но чайка молниеносно вытянув шею, клюнула меня в глаз. К счастью она промахнулась, и клюв пришелся в угол глаза ближе к носу, это и спасло мне глаз. Потом мы уже узнали, что чайки часто выклевывают глаза морякам терпящим кораблекрушение. Когда они устав плыть переворачивались на спину, так можно немного передохнуть при определенной сноровке, то сверкающие на солнце глаза напоминают чайкам блестящих рыбок, и они стремглав летят на добычу. Ну, здесь только держись, успевай перевернуться, хотя при этом промахнувшаяся чайка могла сильно ударить клювом и по затылку.

   В общем, индейцы, моряки, пираты — это все были наши детские герои, и мы в них играли. Брат хорошо рисовал и прекрасно лепил из пластилина. Конечно, это были ковбои и индейцы, рыцари и королевские мушкетеры. Со шпагами из проволоки, с мечами и доспехами из фольги и жести. Конные и пешие, с копьями и луками. Я, конечно, активно помогал брату их мастерить, но у него выходило лучше, это уже потом я научился все тщательно доделывать и поправлять.

   Саша, так звали моего брата, был очень разносторонним и брался сразу за несколько вещей. Не успев еще закончить одно, он начинал уже что-то новое. Ну, со временем так и повелось, он начинает, а я довожу до конца. Как-то нам подарили сломанный кораблик, мы его называли «скутер». Мачта сломана, паруса нет, в днище дыра. Но мы все починили, дырку залепили пластилином, обточили ветку и приладили мачту и парус. Укрепили бушприт, впереди был косой парус — стаксель. Естественно, для второго паруса укрепили поворачивающийся гик и, привязав его нитками к правому борту, обеспечили галсовый угол паруса. Вышла прекрасная яхта. Для большей устойчивости приделали киль в виде большого плавника уходящего в воду под днищем, и пошли на лиман. Конечно, взрослым ничего не сказали.    Сначала мы пускали его вдоль берега, и он прекрасно держался на воде. Потом ветер переменился и кораблик, развернувшись, поплыл в открытое море, как раз в то место где Днестровский лиман впадает в Черное море. Ровно по направлению моста. «„Как хорошо плывет!“ — воскликнул брат, но тут же сообразил что наш „скутер“ сейчас уплывет. Он бросился в воду за ним, ну, я, конечно, не стал отступать и бросился вдогонку за братом. Брат бы довольно далеко впереди, но догнать корабль не мог. Он кричал мне, чтобы я вернулся на берег, потому что уже было глубоко. Но я не отступал, как же я оставлю одного брата, ведь я должен помочь ему, если он будет тонуть! Да и вот-вот он догонит кораблик. Вода уже покрывала меня выше ушей и мне приходилось отталкиваться от дна чтобы, подпрыгнув, схватить хоть немного воздуха. При этом я продолжал двигаться на глубину за братом. Глаза залило водой, вокруг пузырьки и пена, сквозь воду увидел солнце, сознание помутилось. Я почувствовал, как сильные руки подхватили меня за подмышки и все…  

   Когда открыл глаза, то я лежал на берегу спиной на песке, над собой я увидел мамино лицо, она кричала: „Очнись!“ И надавливала мне на грудь. Я захрипел, она перевернула меня животом на колено, я откашлялся и выплюнул много воды. Растерянный брат стоял рядом, и все время повторял: „Я же говорил ему иди на берег, здесь глубоко“. Первое что я спросил: „Саша догнал ‚скутер‘? Он ответил, что не вышло, стало слишком глубоко и для него. Было очень жаль.

   Мама забрала нас с лимана на дачу. Она сильно перенервничала. Когда они с отцом прибили очередные доски, строя веранду, она вдруг увидела, что детей рядом нет. Только что они были здесь и мастерили кораблик. Сосед сказал, что они вроде бы пошли к лиману. Прибежав на берег, она увидела, как мы пытаемся догнать кораблик и что я совсем уже покрываюсь водой и только подпрыгиваю, чтобы набрать в рот воздуха. Она бросилась в воду и вытащила меня из воды практически уже утонувшего. Но не зря прошли курсы ДОСАФ, она же была комсомолка, спортсменка, ну и просто красавица! Сделала, хоть и впервые, но все правильно, и я ожил!

    Брат сказал, что сделает чертежи и соорудит новый кораблик. И действительно он изучал устройство парусных судов, мы всегда с большим интересом смотрели на рыбацкие каюки — это большие черные лодки, приходившие на наш берег с огромными сетями из рыбного совхоза на Красной косе. У них были и моторы, и большие паруса. Так что любовь к нашим лиманам, к нашему морю, к построению моделей парусников у моего брата Александра сформировалась еще с самого раннего детства. Он добился в этом больших успехов и не случайно стал одним из первых создателей ‚Союза маринистов города Одессы‘.

 

Воспоминание Юрия Евгеньевича Геращенко в память о брате, Александре Евгеньевиче Геращенко


У ИСТОКОВ

Александр Геращенко, Александр Украинец и группа энтузиастов обсуждают идею создания ‚Союза маринистов города Одессы‘

ДЕЛО ВСЕЙ ЖИЗНИ

    Модель императорской яхты ‚Штандарт‘: Александр Геращенко, Алексей Баранов (совместный проект)

                                                   Масштаб 1:48, (наибольшая длина модели 2,6 метра).


     При строительстве использовалась весьма редкая стилистика ‚винтаж‘ с применением древесины розовой альпийской груши и точного латунного литья. Подводная часть корпуса изготовлена из отдельных латунных листов. Особенностью модели стало максимальное использование цветов натуральных материалов, черного дерева. Декор изготовлен методом точного ювелирного литья, как и все другие металлические детали. Масштабная модель яхты полностью ручной работы. Качество исполнения значительно превосходит известный музейный образц.

Краткая история императорской яхты ‚Штандарт‘: корабль заложен 1 октября 1893 года как императорская яхта на датской верфи ‚Бурмейстер и Вайн‘ по указу императора Александра III. Было любимым судном императора Николая II. В 1933–1936 годах было переоборудовано в минный заградитель и переименовано в ‚Марти‘. Участвовал в войне 1941–1945 гг. В 1948 году корабль служил в качестве плавучей казармы уже под третьим именем — ‚Ока‘. В 1965 году бывший ‚Штандарт‘ разрезан на металлолом по ветхости.